Новости сайта



Китай сдувается

11 апреля, 06:46 | Андрей МИЛОВЗОРОВ
Пора восторгов по поводу китайского "экономического чуда", похоже, прошла окончательно. Все чаще появляются пессимистические и даже апокалипсические, оценки состояния здоровья и перспектив развития КНР. Не то чтобы в китайское "чудо" больше не верят – его просто не хотят.

Как бы в подтверждение давно муссировавшихся слухов о скорой "жесткой посаде" китайской экономики, Пекин сам понизил прогноз ее роста: в этом году правительство ожидает увеличения ВВП лишь на 7,5%. Напомним, в прошлом году он вырос на 9,2%, в 2010-м – на 10,4%, а в среднем за последнее десятилетие рос более чем на 10% в год. По предварительным оценкам Государственного комитета по делам развития и реформ КНР, в первом квартале 2012 г. рост национальной экономики уже замедлился до 8,4%. Экспертные прогнозы на этот год колеблются от 7% (Ernst & Young) до 9% (Morgan Stanley), причем большинство из них изменяются то вниз, то вверх. Что, в общем, свидетельствует о неуверенности в ситуации.
Китай сдувается – к такому выводу приходит все большее число экспертов. Многие из них выражают в этой связи серьезное беспокойство по поводу вей мировой экономики: ведь Китай уже привыкли считать ее "локомотивом". Поднебесная не справилась с этой миссией – к такому выводу пришли, в частности, эксперты Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО). По словам директора ИГСО Бориса Кагарлицкого, "пекинские чиновники верили: экстенсивное расширение индустрии, наращивание производства при больших строительных проектах вытянет Китай", но этого не произошло. Антикризисная накачка экономики деньгами дала лишь кратковременный эффект, но при этом обострила долговую проблему. "Разгон Китая в кризис привел к взлету госдолга с $1,03 трлн в конце 2010 г. до $2,78 трлн в марте 2012 г., что равно 43% ВВП, – отмечает руководитель Центра экономических исследований ИГСО Василий Колташов. – Резко увеличив производство, Китай по ряду оценок обогнал США, но не запустил новый подъем, что делали реальные локомотивы - Англия, а позднее США".
В стране сохраняется огромный (составляющий до 30% экономики) госсектор, по-прежнему низкоэффективный, однако контролирующий ключевые отрасли и имеющий неограниченный доступ к государственным финансовым ресурсам. В этом смысле кризис 2008-2009 гг. ничего не поменял. Кроме того, излишне активная кредитная политика привела к образованию огромной (если не критической) массы "плохих долгов" в банковском секторе.
Прямым следствием обилия дешевых денег стал пузырь на рынке недвижимости: в кризисные годы в Китае наблюдался строительный бум, активы неоправданно дорожали. Но вот этот пузырь уже начал сдуваться: в большинстве крупных городов цены на недвижимость снижаются уже на протяжении полугода, число пустующих домов и квартир, по некоторым оценкам, перевалило за 50 миллионов. Сектор недвижимости (включая строительство) составляет около 20% китайской экономики, так что кризис в этой сфере может иметь катастрофические последствия.
Однако худшее еще впереди. Замедление роста может обострить социальные проблемы перенаселенной страны. "Без роста власти не могли рассчитывать на политическую стабильность. Работа КНР стратегически оказалась холостой, экономика выдыхается", – отмечает Василий Колташов. Вместе с тем политическая система Китая не отличается гибкостью: любое инакомыслие, равно как и социально-экономические протесты, жестко пресекаются. До сих пор это удавалось за счет того, что подавляющее большинство китайцев были ориентированы не на политику, а на экономическую деятельность: в стране поддерживались все необходимые условия для бурного роста промышленности. Теперь этот рост замедляется. И не исключено, что вслед за "жесткой посадкой" китайской экономики последует социальный взрыв в стране с 1,6-миллиардным населением. Тогда, очевидно, крупнейший торговый партнер всех стран и народов станет их общей проблемой №1. Масштабы возможной социально-экономической катастрофы на востоке Азии можно себе представить хотя бы по миграционным потокам внутри КНР: ежегодно от 200 до 300 миллионов китайцев приезжают из сельскохозяйственной глубинки в индустриальные центры на восточном побережье. Что будет, если их дешевый труд окажется невостребованным?
Несмотря на наметившееся замедление роста ВВП, Китай продолжает наращивать объемы внешней торговли. В 2011 г. объем экспорта из Китая составил $1,9 трлн, увеличившись на 20% по сравнению с 2010 г., тогда как объем импорта возрос еще больше – на 25%, составив $1,74 триллиона. Таким образом, положительное сальдо торгового баланса Поднебесной тает на глазах: в феврале этого года Главное таможенное управление Китая уже зафиксировало отрицательное сальдо в $31,5 миллиарда. Уже через год – два баланс внешней торговли КНР может окончательно уйти в минус. Для самого Китая это не так уж и страшно: за предшествующие "тучные годы" он накопил колоссальные валютные резервы. Но он становится уже не только поставщиком товаров, но и все более значимым рынком сбыта для множества торговых партнеров. Следовательно, замедление экономики и социальные волнения в КНР неизбежно понизят спрос на китайском рынке и пагубно скажутся на множестве предприятий в других странах.
Надо признать, что до сих пор Китаю удавалось избегать серьезных кризисов в развитии, и многие надеются, что удастся и на этот раз. Власти КНР рассчитывают решить свои экономические проблемы за счет расширения внутреннего рынка. Для этого проводится политика ускоренной индустриализации сельскохозяйственных регионов страны, стимулируется рост доходов населения. "Через пять лет емкость китайского рынка составит $8 триллионов", – заявил в начале года на Восточно-Азиатском саммите председатель КНР Ху Цзиньтао.
Однако этим планам, возможно, не суждено сбыться: на Китай надвигается новая напасть. Парадокс, но ему скоро может не хватить рабочих рук! Надежды на новое ускорение экономики тают по мере старения населения. Начинают проявляться последствия грубой и недальновидной политики сокращения рождаемости, проводимой в 70-е годы прошлого века. Тогда городским семьям было запрещено иметь более одного ребенка, сельским – более двух. В результате сейчас в китайском обществе стремительно растет процент пенсионеров, а доля молодых сокращается: ожидается, что к 2020 г. число китайцев в возрасте от 20 до 24 лет уменьшится более чем на 40% – со 125 до 70 миллионов человек. Так что очень скоро общество не сможет поддерживать экстенсивный рост своей экономики, а государству станет нелегко выполнять даже свои более чем скромные социальные обязательства.
Кроме того, трудовые ресурсы Китая подтачивает неудовлетворительная система здравоохранения и быстрое распространение тяжелых хронических заболеваний. По оценкам ВОЗ, из-за болезней и ранней смертности граждан экономические потери КНР в период с 2006 по 2015 гг. составят более $560 миллиардов.
Впрочем, Китай неоднократно демонстрировал феноменальную способность адаптироваться к новым условиям и находить адекватные ответы на вызовы времени. Не исключено, что он найдет способ отрегулировать и экономические, и демографические дисбалансы. Например, обеспечит рост за счет повышения производительности труда – здесь есть куда расти. Если хотя бы половина сезонных рабочих сумеет существенно повысить свою квалификацию, китайские компании получат в свое распоряжение трудовой потенциал, равный европейскому. Конечно, китайская продукция от этого подорожает, но зато станет гораздо более конкурентоспособной. Другое дело, что ни Европа, ни США не заинтересованы в таком усилении азиатского конкурента: они будут и впредь направлять его по экстенсивному пути развития. Пусть даже это обернется новым витком глобального кризиса.