Новости сайта



Китай выходит из казарм.....

Китайские лидеры и эксперты постоянно говорят, что цели КНР сугубо меркантильные и страна полностью сконцентрирована на поддержании экономического роста. Иными словами, что бояться Китая нам не следует. Можно ли этому верить?

Боитесь ли вы китайской угрозы?   

Китай выходит из казарм Глобальные угрозы,Международная конкуренция,Рост Китая,Мир

Довольно часто в последние годы поведение Пекина наводит на мысль, что восточный гигант, отлично осознавая свой силовой потенциал, с трудом удерживается от его применения. Территориальные споры и пограничные конфликты с соседями, масштабные военные учения по странным сценариям, открыто заявленные геополитические претензии на контроль (для начала) над прибрежной акваторией – в совокупности с быстрым ростом военных возможностей.

Ответом России может стать амбициозная программа перевооружения армии (19 трлн рублей до 2020 года). Но еще вопрос, как она будет реализована и окажется ли ее в принципе достаточно, чтобы впечатлить Китай – он ведь тоже не собирается стоять на месте. Мы не особенно беспокоимся насчет Пекина – а, кажется, следовало бы даже бояться. Ведь есть чего, если предметно взглянуть на Национально-освободительную армию.

Суша

Сухопутные силы Китая – это то, что в отличие от ВМС, касается непосредственно нас. России и Китаю нечего делить на море, однако Япония, Корея и даже Австралия давно опасаются возможностей ВМС КНР. В последние годы все более пристальный интерес к проблеме проявляют США. И если единственная на данный момент сверхдержава озабочена отдельными сторонами китайского военного строительства, то нам тем более следует озаботиться растущей мощью Пекина – вообще, а не только морской.

Китай, с населением более 1,3 млрд человек, располагает колоссальными призывными ресурсами (по некоторым оценкам, до 200 млн человек). Уже одно это делает его непобедимым в сухопутной войне – хватило бы только «калашниковых» для десятков миллионов мужчин, которых Пекин может поставить под ружье.

Конечно, Китай не выведет их всех в поле одновременно, но речь о другом: практически бесконечные ресурсы живой силы, черпаемой из лояльного, патриотически настроенного населения, позволяют развернуть в случае войны крупные наземные силы, достаточные для ведения войны со всем остальным миром в течение длительного времени. Надо ли говорить, что Россия с населением в 10 раз меньше в случае реализации наиболее мрачных сценариев окажется в безвыходном положении.

Однако в настоящее время Китаю нет необходимости содержать действительно большие сухопутные силы. Их размер достаточно скромен, принимая во внимания размер населения и растущую экономическую мощь страны. Численность сухопутных войск оценивается в 1,6 млн человек, причем в это число входит гражданский административный и обслуживающий персонал. Впрочем, это все равно больше, чем вся российская армия вместе взятая (не только сухопутные силы), численность которой составляет 1,2 млн человек и снизится, согласно текущей версии военной реформы, до 1 млн человек.

Китай разделен на семь военных округов, самые мощные из них – Пекинский и Шеньянский – граничат с российским Дальним Востоком. Еще один округ со штабом в Ланьчжоу ориентирован на Центральную Азию, Монголию и Сибирь к западу от Байкала.

Пекинский округ (граничит с Монголией и выходит на участок российской границы к востоку от Улан-Удэ) включает в себя три армии общей численностью 400 тыс. человек. Округ Ланьчжоу располагает двумя армиями, общая численность войск оценивается в 220 тыс. человек. Таким образом, на Сибирь в случае войны могут быть нацелены силы НОАК, превышающие 600 тыс. человек.

В зону ответственности Шеньянского округа входит северо-восток страны, он граничит с российским Приморьем. В состав округа входят три армии, в составе которых около 250 тыс. военнослужащих. Итого примерно 1 млн солдат НОАК могут быть практически немедленно, без проведения мобилизации, выдвинуты против России в Сибири и на Дальнем Востоке. Отметим также, что за последние годы в Китае построены десятки тысяч километров отличных дорог, в том числе и в приграничной зоне. Так что добраться в кратчайшие сроки из мест дислокации до российской границы проблем не составит.

Китайские сухопутные войска интенсивно занимаются боевой подготовкой. В 2009 году НОАК провела крупнейшие маневры в своей истории. В учениях «Большой шаг-2009» были задействованы 50 тыс. военнослужащих, четыре дивизии с техникой совершили бросок на 2000 км. Эксперты отмечали, что такие маневры могли отрабатывать боевые действия только против России. Где еще войскам потребовалось бы покрывать такие расстояния? Кстати, эти учения проходили на территории четырех из семи военных округов. Два из них – Шэньянский (Сибирь) и Ланьчжоу (Приморье).

Море

Первая и наиболее насущная задача растущего флота КНР вполне прикладная, если не сказать техническая, – обеспечить бесперебойные поставки минеральных ресурсов отовсюду, где Пекин их законтрактовал, а это практически весь второй, третий и так далее мир, где что-либо залегает в промышленных количествах.

Сейчас Китай потребляет 10% добываемой в мире нефти, и это только начало, четверть всего железа, стали и алюминия. Значительная часть углеводородов и другого сырья поступает из России, Казахстана и других стран Средней Азии по континентальным коммуникациям, которые Китай контролирует. Но чтобы гарантировать поставки из Африки, Южной и Центральной Америки, Пекину нужен мощный флот. И он его строит.

Россию все это мало касается: мы сражаемся с пиратами у берегов Сомали, но этим глобальное присутствие российских ВМС практически исчерпывается. Охотиться на караваны с нефтью и рудами, идущие к берегам КНР, российским морякам едва ли когда-то придется.

Если для нас китайские военные программы на море максимум предмет зависти (а то скорее безразличны), то в США на них обращают серьезнейшее внимание. В начале 2010 года в американском журнале Orbis была опубликована статья Джеймса Краски (исследователь Центра морской политики при Институте океанографии Вудс-Хоул, ранее занимал различные посты в Объединенном комитете начальников штабов США). В статье описывается, как американское высокомерие ведет к недооценке военных усилий других держав и относительному упадку флота США.

Расплатой за беспечность, по мнению автора, может стать внезапный удар по флоту США. Он пишет леденящую кровь картину («шел 2015 год…»), на которой Китай баллистической ракетой средней дальности вероломно уничтожает авианосец «Джордж Вашингтон» (и говорит потом, что на корабле произошел несчастный случай). США, все взвесив, решают не начинать глобальную войну – даже из-за авианосца и тысяч убитых моряков и летчиков.

Сюжет выглядит «желтовато» и по-киношному, что не преминули отметить ироничные комментаторы, однако развитие китайских ВМС (и армии в целом) в самом деле одна из центральных тем, обсуждаемых американским политическим и военным сообществом. Респектабельный Foreign Affairs в последние годы регулярно публикует материалы по этой теме. Одна из последних, кстати, называется «Приведет ли подъем Китая к войне?».

А что касается основного допущения в сценарии потопления авианосца, еще два года назад появились данные о том, что Китай обладает или вскоре будет обладать противокорабельной баллистической ракетой с радиусом действия 2000 км и покрывающей это расстояние за 12 минут. Ракета оснащена сложной системой наведения, ее малозаметность и маневрирование на завершающей стадии полета позволяют ей остаться незамеченной до момента поражения крупной надводной цели – такой как авианосец.

По данным Пентагона, в 2009 году ВМС Китая насчитывали 260 кораблей и судов, в том числе 75 надводных кораблей основных классов и более 60 подводных лодок. Китай строит авианосец и «продолжает демонстрировать интерес» в приобретении у России палубных истребителей. Для сравнения, в составе ВМС США около 280 кораблей и судов различных классов. Хотя в качественном отношении, а также по числу кораблей океанской зоны, американский флот значительно превосходит ВМС КНР, сам размер их уже таков, что пренебрегать ими не может никто, даже США.

Воздух

ВВС Китая имеют в своем составе примерно 2500 самолетов, из которых примерно 1500 боевых, что делает их третьими в мире по численности после американских и российских. В настоящее время ВВС России насчитывают около 2800 самолетов, из них почти 1500 боевых. Таким образом, здесь мы как минимум не уступаем Китаю.

Важен, однако, не только текущий срез, но и динамика. Китайские ВВС развиваются быстрее российских, интенсивно пополняясь новыми машинами – как собственного, так и иностранного производства (в том числе российского). Военные самолеты Китай производит так же, как и все остальное: сначала покупка образцов, затем «творческое заимствование» технологий и создание собственных машин, удивительно похожих на зарубежные прототипы.

Можно продолжать посмеиваться над таким подходом, но результаты его вполне нешуточные. На этой неделе китайцы представили свой новый палубный истребитель J-15 Flying Shark, живо напомнивший специалистам российский Су-33. В 2001 году прототип Су-33 был приобретен на Украине. Российские военные уже заявили, что китайская копия уступает оригиналу. Возможно, так и есть. Представитель китайских ВВС, отвечая на это, выразил мнение, что «сенсоры, авионика и ракеты на Су-33 давно устарели», и добавил, что на их самолете электроника намного более продвинутая. Некоторые американские эксперты полагают, что китайский самолет в целом сопоставим с F-18, «рабочей лошадкой» ВМС США, хотя и уступает по отдельным параметрам.

К сожалению, в условиях тотального преобладания китайских сухопутных войск от наших ВВС нельзя будет ждать превосходства в воздухе. В лучшем случае можно говорить о приблизительном паритете, что земле не очень поможет.

источник :  Евгений Берлин